Провокативные жанры в предвыборных выступлениях

Отличительным признаком публичной коммуникации в конце XX – начале XXI века является преобладание эмоциоцентрированной аргументации над рациональной и, как следствие этого, целеустановка на формирование мнения, а не знания: "убеждение осуществляется преимущественно не логическими способами, а эмоционально-психологическими, с учётом особенностей собеседника и аудитории; при этом ставится задача не столько сформировать знание, сколько сформировать мнение" (Стернин 1996, с.10). Следовательно, нарушается баланс между двумя видами информации – предметно-логической (интеллектуальной, дескриптивной, объективной, концептуальной, фактуальной, "не связанной с ситуацией и участниками общения" - (Березин, Тарасов (ред.), с. 63) и прагматической (оценочной, субъективной) – в сторону последней.

Увеличение объёма и роли прагматической информации в текстах массовой коммуникации ставит перед исследователями вопрос о необходимости комплексного изучении её генезиса и современного состояния, видов и форм, механизмов презентации и последствий использования. Прагматическая информация стала объектом предпринятого нами исследования, а его предметом – несущие ее речевые жанры с особым провокативным намерением говорящего "заразить" собеседника собственным интенциональным состоянием.

 

Материалом для данного исследования стали видеозаписи диалогов участников предвыборных кампаний в Ярославской области в 2003 г. (ВГТРК "Ярославия" и "Городской телеканал").
Спонтанное говорение в условиях телевизионного общения совершается на заданную интервьюером тему и лишено периода тщательной подготовки. Порождение речевого высказывания в данный момент речи обусловливает равнозначность сообщаемой мысли и мысли говорящего по поводу сообщаемой мысли, делает их одинаково важными как для говорящего, так и для слушающего. Говорящий при порождении речевого высказывания, как правило, пытается предугадать, смоделировать процесс понимания данного высказывания слушающим и строит свою речь в соответствии с представлением об этом процессе, подсказывая слушающему способы оптимального осмысления сказанного (Степанов 1998).
 

Выборы политика
В реальной коммуникативной ситуации имеется как минимум три адресата: два, непосредственных, находятся в студии – это сам интервьюируемый и интервьюер, а третий – вся массовая телевизионная или радиоаудитория. Спонтанная публичная речь в условиях телевизионного общения выполняет функцию вербализации речевой интенции адресанта, его мысли и понимания коммуникативных ожиданий адресата, а также одновременно является источником коммуникативно-речевого смысла для адресата и самого говорящего как идеального адресата.

Типичная коммуникативно-речевая ситуация спонтанного телевизионного общения в условиях массовой коммуникации, таким образом, имеет следующие экстралингвистические компоненты:

  1. адресант, который одновременно является идеальным адресатом, первым принимает и интерпретирует собственное коммуникативно-речевое действие – речевое высказывание; в сознании адресанта-говорящего процессы порождения и понимания речи протекают одновременно;
  2. адресат – тип коммуниканта, который также имеет сложную организацию и характеризуется как «двойной адресат», потому что, сколько бы ни было реальных адресатов речи (n), конечное число адресатов n+1 (непосредственный собеседник-интервьюер, зрители в телестудии, массовая аудитория у телеэкранов – реальные адресаты, а идеальный адресат – сам говорящий);
  3. речевое сообщение – это предметно-знаковая модель, программа знаковой координации (сопряжения) деятельностей коммуникантов (адресанта и адресата), вербализуемая посредством устной литературно-разговорной речи, которая членится на коммуникативные единицы – синтагмы.

Речевая интенция говорящего как составной компонент семантики высказывания носит коннотативный характер. Невыражаемая формально речевая интенция говорящего является обязательным компонентом семантики, т.е. всегда присутствует в составе значения высказывания, которое формируется под воздействием вербального контекста и коммуникативной ситуации (конситуации). Прагматический компонент в значении высказывания обладает принципиальной способностью быть эксплицируемым с опорой на конситуацию.

Говорящий членит речь так, чтобы помочь слушающему отследить движение своей меняющейся в условиях спонтанного диалога мысли. Каждая новая часть корректирует понимание предшествующего и прогнозирует понимание последующего текста, то есть выполняет функции коррекции и прогнозирования смысла речи, регулирования понимания. Реплики говорящего призваны вызвать резонанс в речи собеседника, инициировать его коммуникативную, когнитивную, речевую и интерпретативную активности, сблизить и уподобить их демонстрируемому в собственном речевом поведении говорящего интенциональному состоянию (интенциональному акту).