Предвыборные выступления: технологии провоцирования

На первый план в данной работе вынесена проблема технологии провоцирования в условиях массовой коммуникации (к этой же сфере относятся и предвыборные кампании), основным эффектом которого является уподобление внутреннего состояния потребителя информации состоянию говорящего и создание вследствие этого благоприятной психологической основы для корректирования и регулирования психического состояния провоцируемого. Анализ речевых форм провоцирования в предвыборных речах позволяет раскрыть причины и условия эффективного влияния участников таких кампаний на массовое сознание.

Заражение, в качестве разновидности которого выступает провоцирование как вид влияния (воздействия), представляет собой передачу своего состояния или отношения другому человеку или группе людей, которые каким-то образом (пока не нашедшим научного объяснения), как утверждается в специальных исследованиях (Парыгин 1971, Сидоренко 2002), перенимают это состояние или отношение.

Провоцирование предлагает множественный выбор часто радикально противоположных психологических смыслов, указывающих на отношение говорящего к собеседнику, которое лежит в одной из точек спектра, на одном полюсе этого спектра находится психологическое состояние толерантности, а на другом – интолерантности. Эмоционально-аффективная сторона психики человека является одновременно источником, прямым объектом ("мишенью") и содержанием провоцирования, а средства провоцирования выражают аффективный смысл, который вступает в конфликт с реальным содержанием речевого высказывания. Это позволяет нам отнести провоцирование к сфере непрямой коммуникации, исследования которой являются междисциплинарными, потому что они ведутся в разных областях научного знания. В. В. Дементьев предлагает называть непрямой коммуникацией "содержательно осложнённую коммуникацию, в которой понимание высказывания включает смыслы, не содержащиеся в собственно высказывании, и требует дополнительных интерпретативных усилий со стороны адресата" (Дементьев 2000, с. 4).

Ключевое понятие провоцирование обозначает символическое представление ("показывание") говорящим реально испытываемых или имитируемых эмоций, чувств, состояний с целью заразить ими собеседника и вызвать у него аналогичное внутреннее состояние, которое не соответствует его актуальному состоянию. В этой связи провоцирование в речи – это такое символическое речевое представление демонстрируемого говорящим внутреннего состояния, которое учитывает коммуникативные ожидания партнёра по общению и превышает их, предоставляет в силу своей сложной смысловой структуры и реализации стратегий непрямой коммуникации множественный выбор интерпретации. Провоцирование в массовой коммуникации использует те же провокативные психологические механизмы символизации, демонстрирования и ретрансляции с целью вызвать у собеседника в студии и массовой аудитории желаемое психологического состояния, когнитивные схемы косвенных сообщений, характерных для непрямой коммуникации, и речевые жанры, что и в коммуникации межличностной, поскольку базовый пласт общения в условиях СМИ относится к интерперсональному взаимодействию.

Речь в условиях телевизионного общения характеризуется как речь выразительная, которая опирается на эффект “посвящения”, ”погружения” слушающего в коммуникативно-речевые тактику и стратегию говорящего, что можно характеризовать как генетически присущий публичному общению риторический приём приглашения собеседника к сотрудничеству, т.е. совместной деятельности по достижению согласия в процессе вербальной коммуникации и психологической интеракции.

Сознание говорящего ориентировано на слушающего, воспринимает последнего как полноправного субъекта общения и носит изначально риторический, публицистический характер.

Содержащаяся в провоцировании информация о скрытом провокативном намерении, которое рассчитано на восприятие реципиентом и может снять неопределённость в сообщении, называется провокативной информацией. Категория деятельности представляет основу особого деятельностного подхода к анализу "человеческого мира" и выступает в качестве отправного "объяснительного принципа" такого анализа. Провокативная деятельность в условиях массовой коммуникации порождается, детерминируется глубинными человеческими потребностями в общении и во взаимопонимании, которые выражаются в мотиве корректирования коммуникативной активности другого человека и нацелены на уподобление внутреннего психологического состояния реципиента провоцирования демонстрируемому психологическому состоянию. Провокативная деятельность осуществляется в конкретном стремлении (намерении) провоцирующего к определённой степени наглядности (демонстративности) при выражении внутреннего состояния. Она оформляется с помощью определённого рода символических и/или сигнальных действий, интенциональной стороной которых является символическое представление определённого внутреннего состояния, а операциональной – многозначное речевое произведение, провокативный речевой жанр.

Потребности, мотивы, цели, намерения и действия провокативной деятельности могут быть неосознаваемыми, а их речевое выражение остаётся при этом конвенциональным и характеризуется определённой долей ритуализации общения.

Провоцирование является деятельностью, которую можно описать, эксплицировав порождающие её потребности, мотивы, цели и намерения, а также оформляющие её действия и операции. Основной потребностью провокативной деятельности является потребность в общении как социальная потребность; основной провокативный мотив – скоординировать демонстрируемое внутреннее состояние говорящего и состояние собеседника; провокативное намерение – передать демонстрируемое психологическое состояние; провокативная цель – вызвать адекватную ожидаемую реакцию на собственное поведение.

В результате провоцирования изменяется не только психологическое состояние того, кого провоцируют (задача провоцирующего – вызвать демонстрируемое психологическое состояние у того, кого он провоцирует), при этом обязательно изменяется и может в дальнейшем выйти на уровень рационализации (получить ту или иную степень осознанности) и психологическое состояние самого провоцирующего. Задача провоцирования заключается в том, чтобы вызывать в провоцируемом чувства, состояния, способные ослабить психологическое сопротивление (психологический "иммунитет") провоцируемого, создать необходимый психологический климат, который позволит провоцирующему беспрепятственно корректировать психическую (аффективную и когнитивную) активность провоцируемого.

Провоцирование рассматривается в аспекте содержательных и формальных параметров как особый тип дискурса – провокативный дискурс.
Под провокативным дискурсом понимается комплексное жанровое образование в совокупности лингвистических и экстралингвистических факторов, выражающее провокативное намерение адресанта скорректировать коммуникативную активность провоцируемого и вызвать в нём демонстрируемое провоцирующее психологическое состояние, которое не соответствует актуальному состоянию реципиента провоцирования в массовой коммуникации (Степанов 2003).

Основополагающие для генристики труды М. М. Бахтина, взгляды учёного на проблему речевых жанров (Бахтин 1996), классическая модель (анкета) речевого жанра (Шмелёва 1997), теория речевых актов Дж. Остина (Остин 1999) и его последователей (Серль 1986, 1987, Стросон 1986) обусловили появление психолингвистической интерпретации речевых жанров как «готовых сценариев, фреймов, влияющих на процесс разворачивания мысли в слово» (Седов 2002, с. 41), что позволяет рассматривать речевой жанр как типическую формальную (текстовую) организацию, с помощью которой люди формируют (создают) и передают собственный жизненный опыт общения в данном языковом коллективе и воспринимают чужой опыт.